Заместите это немедленно!


С 1 января 2016 года госорганам запретят закупать иностранный софт, если имеется хотя бы один российский его аналог. Пока отечественные вендоры празднуют очередную победу импортозамещения, скептики опасаются, что без свободной конкуренции российское программное обеспечение сильно потеряет в качестве.

ИТ из пробирки

На сегодня доля импорта программного обеспечения составляет, по данным Минкомсвязи России, от 50 до 97% в зависимости от типа ПО. Наиболее тревожная ситуация, как считает Евгений Фенюшин, директор по продуктам для B2B-сегмента компании «Новые облачные технологии», сложилась в сегменте системного и офисного программного обеспечения (95 и 97% импорта соответственно), что создает серьезную угрозу информационной безопасности государственных и коммерческих предприятий. «Доля импортного ПО в этих категориях превышает все разумные границы», — добавляет Фенюшин.
Как предполагает ответственный секретарь комиссии по нормативно-правовому обеспечению развития наукоемких технологий стратегических информационных систем при комитете Госдумы РФ по науке и наукоемким технологиям, генеральный директор Cognitive Technologies Андрей Черногоров, законодательные изменения, изложенные в 188-ФЗ, позволят сократить эти цифры примерно в полтора раза. Более того, по мнению эксперта, инициативу необходимо развивать: «Поправками в 44-ФЗ и 149-ФЗ регламентируются, увы, только вопросы закупок лицензионного ПО, при этом остаются без внимания проектные разработки, которые составляют примерно 75% отечественного ИТ-рынка».

Нововведения вызвали неоднозначную реакцию у игроков российского ИТ-рынка (как у западных, так и у наших). «Импортозамещение — плохая идея, — уверен генеральный директор и сооснователь облачного сервиса для управления торговлей «МойСклад» Аскар Рахимбердиев. — Все программное обеспечение можно разделить на прикладное (для конкретных задач) и системное (операционные системы, базы данных, средства разработки). Системное ПО — почти всё западного происхождения. Его созданием занимались и занимаются много тысяч программистов со всего мира уже несколько десятилетий. Это огромные экосистемы. И наивно полагать, что, наняв группу самых умных разработчиков, это все можно создать только для нас, для России. Нельзя! В отличие от прикладного софта, российская доля которого уже и так довольно велика. Из‑за особенностей законодательства системы для управления торговлей, учета, ведения бухгалтерии, взаимоотношений с клиентами и без того должны быть российскими».

Михаил Филиппенко, генеральный директор компании Fast Reports (Ростов-на-Дону), полагает, что «насильственное импортозамещение» — мера не рыночная и в долгосрочной перспективе вполне может привести к появлению «гомункулов» — специально созданных под закон «отечественных заместителей», которые в конкурентной среде были бы просто нежизнеспособны и не родились бы. «Вместо стимулирования развития реальных, конкурентоспособных продуктов, которые могли бы иметь успех на международных рынках, правительство создает квазиусловия для регуляции этого рынка», — соглашается генеральный директор компании Iconic Mobile Алексей Поспехов.


По мнению ряда игроков, замещение существенной части ПО попросту неэффективно и принесет больше проблем, чем пользы. «Идея поддержать отечественные компании выглядит вроде как очень неплохой, даже патриотичной, — говорит маркетолог компании «БИФИТ» Анна Кушакова. — Но на деле рынок еще к этому не готов. Российские ИТ-компании развиваются и растут, но во многих сферах пока не способны предложить действительно качественные аналоги зарубежных решений». ИТ-директор ALP Group Павел Рыцев предупреждает: если барьер для западных ИТ-компаний вырастет до непомерных размеров, это может привести Россию и рынок к неизбежной в этом случае самоизоляции с последующей стагнацией всей отрасли. Не менее важно не допустить и «грязной» внутренней конкуренции, когда определенный разработчик получает максимум льгот и преференций, а другие ИТ-производители остаются «за бортом».

Софт патриотов

Впрочем, явных сторонников подобной «господдержки» отечественных вендоров среди опрошенных «Бизнес-журналом» участников рынка оказалось гораздо больше. «Новое законодательство должно помочь реализовать поставленные руководством страны цели в области импортозамещения, — считает Евгений Фенюшин («Новые облачные технологии»). — Правительство планирует к 2025 году снизить зависимость от импорта ERP-систем на 50%, операционных систем — на 45%, офисных — на 47%».
— Российских разработчиков часто упрекают в том, что своими призывами к государству предоставлять преференции отечественным компаниям они якобы противодействуют свободной конкуренции, — говорит генеральный директор компании InfoWatch Наталья Касперская. — Мол, нигде в мире такой поддержки «своих» нет — почему же она должна быть в России? На самом деле это не так: практически каждая страна, имеющая собственную разработку, стремится поддержать своих разработчиков тем или иным способом. Где-то это прямые субсидии (как, например, в Германии, Австралии, Израиле), где-то — оградительно-запретительные меры (Великобритания, Китай, США).


Некоторые эксперты полагают, что принятый закон даже слишком мягок в своих формулировках. Ряд иностранных поставщиков уже нашел сразу несколько «лазеек», позволяющих им продолжать поставлять госорганам РФ свое ПО. «Всегда ведь можно составить такое техзадание к ПО, что аналогов среди программ российского производства не найдется, даже если программа такого типа имеется», — поясняет управляющий консалтинговой компанией Grebennikov Berlin Александр Гребенников.

По мнению председателя совета директоров группы компаний Optima Андрея Шандалова, для качественного рывка отечественным разработчикам требуются гораздо более мощные преференции: «Вероятность того, что в обозримом будущем мы получим конкурентоспособную ИТ-отрасль, насыщенную собственными разработками, прямо зависит от того, получат ли ИТ-компании, особенно небольшие, значительные налоговые послабления (причем не на пару лет, а на десять), будет ли налажен трансфер технологий и идей».

Исполнительному директору компании VE Group Илье Вигеру пока еще не до конца понятна процедура попадания в список приоритетных отечественных продуктов. Не ясно, по его словам, и то, как будет работать система закупок, основанная на списке отечественного ПО, как туда попасть и какие процедуры надо пройти. «Однако сама идея импортозамещения заметно меняет отечественный рынок, и уже сейчас есть реальные возможности создавать конкурентоспособные продукты по многим ИТ-направлениям, — уверен Вигер. — ИТ-компании больше задумываются об инвестициях в свои продукты, чем о перепродаже зарубежного ПО». Вопросы по поводу практической реализации законодательных нововведений возникли и у председателя комитета по импортозамещению Ассоциации молодых предпринимателей России и научного руководителя НП «Ресурсный центр развития бизнеса» Владимира Турмана. «Возникают сомнения, — подчеркивает он, — в функциональности отечественных аналогов, ведь законопроект создает широкое поле для копирования продуктов с открытым исходным кодом. Если раньше над подобными случаями смеялись (вспомните хотя бы небезызвестный BolgenOS), то теперь такие продукты вполне могут поставить на компьютеры в госорганах. Не говоря о неизбежных багах и ошибках, с которыми придется столкнуться пользователям, — ведь их будет явно больше, чем в уже существующем и дорабатываемом на протяжении многих лет ПО». Определенные издержки, отмечает эксперт, будут связаны и с необходимостью массового переучивания конечных пользователей при переходе на новое ПО.

Завести процесс импортозамещения ИТ-отрасли в тупик могут и другие системные ошибки. Одной из них, по словам генерального директора компании «ИВК» Григория Сизоненко, может стать государственное финансирование разработки тех или иных ИТ-продуктов. «Это тупик, — предупреждает эксперт. — Государство отпугнет частных инвесторов, получит бесконечные НИРы и НИОКРы, а на выходе — никому не нужные, совершенно неконкурентоспособные продукты. И будет их покупать по сумасшедшим ценам». А генеральный директор компании «Доктор Веб» Борис Шаров вообще сомневается в способности рынка в одночасье разработать необходимое количество отечественных «аналогов»: не хватает квалифицированных разработчиков, которые могли бы решать задачи любой сложности в приемлемые для страны сроки.

В любом случае, как предполагает Павел Рыцев (ALP Group), в 2016 году мы вряд ли увидим принципиальные изменения в части соотношения продаж российских и иностранных продуктов: «Во-первых, многие поспешили и уже закупили все необходимое для планирующихся в следующем году проектов, отыграли тендеры, заключили нужные договоры, — объясняет он. — А те, кто не успел это сделать, скорее всего, постараются оттянуть начало проектов, чтобы посмотреть, как ситуация будет развиваться дальше». Так что новые крупные проекты с участием значительной доли отечественного ПО стоит ожидать только в 2017 году: требуется время на их перепроектирование, развитие необходимых компетенций и т. д. А это месяцы тяжелой работы и значительные материальные затраты.

Аскар Рахимбердиев, генеральный директор и сооснователь облачного сервиса для управления торговлей «МойСклад»:

Сегмент малого бизнеса работает почти исключительно на отечественном ПО и интернет-сервисах. Мы сами разрабатываем решение для торговли и уже восемь лет предоставляем его по облачной модели небольшим магазинам и сетям. Спрос ежегодно растет, а конкуренции со стороны западных решений никогда не было: они просто не подходят нашим предпринимателям. Удивительно, но российский облачный рынок никогда не боялся конкуренции с Западом, и даже экономический кризис на него плохо не повлиял.

Евгений Фенюшин, директор по продуктам «МойОфис» для B2B-сегмента Компании «Новые облачные технологии»:

Не вижу в новом законодательстве никаких рисков манипуляций и потенциала завышения стоимости наших продуктов. Зарубежные компании будут вынуждены конкурировать с российскими системами, которых на самом деле не так мало. Например, только в реестре Ассоциации российских производителей ПО «Отечественный софт» зарегистрировано более 200 компаний и свыше 900 отечественных продуктов.

Наталья Касперская, генеральный директор компании InfoWatch:

Для российских разработчиков эти изменения, безусловно, позитивны. Преференции в госзакупках и создание реестра отечественного ПО — это именно те меры, за которые в последние пару лет ратовала и наша компания, и отраслевая ассоциация АРПП. Если программные продукты из реестра отечественного программного обеспечения получат преимущество перед иностранным ПО в госзакупках, это будет стимулировать развитие отрасли, увеличивать доходы российских компаний, давать им возможности для расширения и найма персонала.

Василий Ваганов, региональный директор компании Veeam Software по России и СНГ:

Ситуацию, при которой все зарубежные ИТ-компании прекратят свою деятельность на территории нашей страны, о чем на днях предупредила Ассоциация европейского бизнеса, лично я в обозримой перспективе оцениваю как маловероятную. Возможно, какие-то нишевые производители и уйдут с рынка, но если так и произойдет, это скорее будут единичные случаи. Крупные компании — производители ПО останутся в стране, поскольку они работают не только с госорганизациями, но и с заказчиками из других секторов экономики, на которые грядущие нововведения не распространяются.

Андрей Черногоров, генеральный директор компании Cognitive Technologies: 

Для реализации импортозамещения ПО не нужно предпринимать никаких серьезных усилий. Не нужно строить новые заводы, запускать многомиллиардные инвестиционные проекты с непонятным сроком окупаемости и вести сражение с госбанками за каждый рубль. Для импортозамещения в сфере ИТ уже все готово. Есть широкий спектр качественных отечественных продуктов во всех ИТ-категориях. Нужно просто «поменять вентиль» — с западного на российский. Вся неспособность к импортозамещению находится только у людей в головах.

Бизнес-журнал

Свежие новости и статьи