Импортозамещение понимают очень упрощенно

Доказывать, что поддержка отечественных разработчиков и производителей не стала просто констатацией благих намерений, государство должно на практике. Участники рынка ждут от него последовательности и конкретных мер. 

Дискуссионный клуб «ИКС»: Оправдывает ли себя идея импортозамещения?

Владимир АНДРЕЕВ, президент, «ДоксВижн»: Главное оправдание этой идеи на нынешнем этапе – информационная независимость и безопасность страны. В дальнейшем она будет оправдываться и ростом конкурентоспособности российского ПО и ростом экспорта современных технологий.

Валерий БЕЗРУКОВ, директор по продажам в России и СНГ, «Мирантис»: Мы видим, что сейчас открытый код и vendor agnostic подход становятся конкурентным преимуществом. И в средне- и долгосрочной перспективе при сохранении нынешнего государственного курса на импортозамещение это приведет к сокращению присутствия западных вендоров на рынке. Впрочем, как показала выставка "Связь – 2016", вытеснение западных вендоров с рынка, скорее всего, лишь освободит место для дальневосточных производителей. И тут термин "вендорозамещение" представляется очень удачным. Это, действительно, замещение поставщиков с одним "портом приписки" другими. Хочется надеяться, что отечественные компании, работающие с открытым кодом, сумеют занять свою нишу и не отдадут ее без боя азиатским вендорам.

Денис СУХОВЕЙ, директор по развитию бизнеса направления баз данных, "Аладдин Р.Д.": Импортозамещение – это не идея, это вынужденные защитные меры нашего государства. Речи об оправдании не может идти. Безусловно, положительный эффект ощущается – и это только начало.

Андрей СВИРИДЕНКО, председатель правления, SPIRIT: Замещение – это долгий процесс. Нужна не идея, а практика. Нужны годы и большие деньги (закупки клиентов), чтобы вырастить компании, способные конкурировать с мировыми лидерами, и начинать надо было вчера. Хотя в некоторых сферах, таких как банковская, большой пласт софта можно быстро заменить на отечественный. В целом, темпы реализации импортозамещения явно не стремительные, и остаются лазейки для тех заказчиков, кто выступает против российских продуктов и продолжает покупать импортные бренды с избыточно широким функционалом, который у компактных отечественных решений, как правило, отсутствует. В конце марта Владимир Путин потребовал от госкомпаний (вслед за законом №44-ФЗ о Госзакупках, вступившим в силу 01.01.2016 г.) переходить на отечественное ПО со второго полугодия 2016-го. Поэтому первые итоги можно будет подводить в конце года. Мы надеемся, что импортозамещение в сфере ПО не останется на уровне идеи, а получит реальную государственную поддержку, т.е. оплаченный государственный спрос на отечественные программные продукты. Но для реализации этих требований придется сильно потрудиться.

Павел РЫЦЕВ, ИТ-директор, ALP Group: 

Импортозамещение – это всего лишь яркий термин, направление. Реальная же задача – развитие собственного производства и своих технологий – была всегда. Просто сегодня государство вынесло ее на первый план. Однако стоило бы дать знать и компаниям, работающим в разных сферах, в том числе и в ИТ, и российским потребителям, что производство своих, по-настоящему конкурентоспособных товаров и услуг – долгий и непростой процесс, занимающий десятилетия. Меры стимулирующего характера (стимулирующие, например, российских производителей ПО и железа) действуют не сразу, а через несколько лет прицельной работы, так что ждать немедленного эффекта от импортозамещения в ИТ не стоит. Даже если государство и бизнес завтра определятся с правилами новой жизни, активным участника ИТ-рынка понадобится еще год-два для того, чтобы без потерь для себя и клиентов сместить стек продуктов с проприетарного западного на российское или свободное программное обеспечение, подобрать и переобучить кадры. И это я говорю о средней ИТ-компании с минимальной инерцией, которая готова перестраиваться и меняться. Крупным организациям потребуется гораздо больше времени.

 Читать полностью
iksmedia.ru

Свежие новости и статьи